М.Ю.Лермонтов

Экспромты 1841 года.

Экспромты 1841 года

1841

1

Очарователен кавказский наш Монако!
Танцоров, игроков, бретеров в нем толпы;
В нем лихорадят нас вино, игра и драка,
И жгут днем женщины, а по ночам — клопы. 

2

В игре, как лев, силен
   Наш Пушкин Лев,
Бьет короля бубен,
   Бьет даму треф.
Но пусть всех королей
   И дам он бьет:
«Ва-банк!», и туз червей
   Мой — банк сорвет! 

3

Милый  Глебов,
Сродник Фебов,
      Улыбнись,
Но на Наде,
Христа ради,
      Не женись! 

4

Скинь бешмет свой, друг Мартыш,
Распояшься, сбрось кинжалы,
Вздень броню, возьми бердыш
И блюди нас, как хожалый! 

5

Смело в пире жизни надо
Пить фиал свой до конца.
Но лишь в битве смерть — награда,
Не под стулом, для бойца. 

6

Велик  князь Ксандр, и тонок, гибок он,
         Как колос молодой,
Луной сребристой ярко освещен,
         Но без зерна — пустой. 

7

Наш князь Василь-
   Чиков — по батюшке,
Шеф простофиль,
   Глупцов — по дядюшке,
Идя в кадриль
   Шутов — по зятюшке,
В речь вводит стиль
   Донцов — по матушке. 

8

Он прав! Наш друг Мартыш не Соломон,
      Но Соломонов сын;
Не мудр, как царь Шалима, но умен,
      Умней, чем жидовин.
Тот храм воздвиг — и стал известен всем
      Гаремом и судом,
А этот — храм, и суд, и свой гарем
      Несет в себе самом. 

9

С лишком месяц у Мерлини
Разговор велся один:
Что творится у княгини,
Здрав ли верный паладин.

Но с неделю у Мерлини
Перемена — речь не та,
И вкруг имени княгини
Обвилася клевета.

Пьер обедал у Мерлини
Ездил с ней в Шотландку раз,
Не понравилось княгине,
Вышла ссора за Каррас.

Пьер отрекся... и Мерлини,
Как тигрица, взбешена,
В замке храброй героини,
Как пред штурмом, тишина. 

10

Он метил в умники, попался в дураки,
Ну стоило ли ехать для того с Оки! 

11

Зачем, о счастии мечтая,
Ее зовем мы: гурия?
Она как дева — дева рая,
Как женщина же — фурия. 

12

Мои друзья вчерашние — враги,
      Враги — мои друзья,
Но, да простит мне грех господь благий,
      Их презираю я...

Вы также знаете вражду друзей
      И дружество врага,
Но чем ползущих давите червей?..
      Подошвой сапога. 

13

Им жизнь нужна моя — ну что же, пусть возьмут,
            Не мне жалеть о ней!
В наследие они одно приобретут —
            Клуб ядовитых змей. 

14

Ну вот, теперь у вас для разговоров будет
            Дня на три тема,
И, верно, в вас к себе участие возбудит
            Не Миллер — Эмма. 

15

Куда, седой прелюбодей,
Стремишь своей ты мысли беги?
Кругом с арбузами телеги
И нет порядочных людей! 

16

За девицей Emilie
Молодежь как кобели.
У девицы же Nadine
Был их тоже не один;
А у Груши в целый век
Был лишь Дикий человек. 

Примечания

  1. Записано П. К. Мартьяновым со слов поручика Куликовского, который сообщил, что экспромт был произнесен Лермонтовым на одной из пирушек во время последнего пребывания в Пятигорске.
    Монако — княжество на побережье Средиземного моря, граничащее на севере и востоке с Францией; издавна известно своими игорными заведениями в г. Монте-Карло.
  2. Этот и следующие экспромты сообщил П. К. Мартьянову в 1841 г. В. И. Чиляев, плац-адьютант пятигорского комендантского управления. Лермонтов снимал у него дом. Экспромт написан во время карточной игры и обращен к брату А. С. Пушкина, майору Льву Сергеевичу Пушкину (1802—1852). Лермонтов поставил на черного туза и, пока Пушкин метал банк, произнес этот экспромт.
  3. Экспромт сочинен в тот же вечер, что и предыдущий.
    Михаил Павлович Глебов (1818—1847) — офицер, принадлежал к кругу молодежи, с которой проводил время в Пятигорске Лермонтов. Был секундантом на дуэли Лермонтова с Н. С. Мартыновым 15 июля 1841 г.
    Надя — Надежда Петровна Верзилина (младшая дочь генеральши Верзилиной), за которой ухаживал Глебов.
  4. Обращено к Николаю Соломоновичу Мартынову (1815—1875), убийце поэта. В вечер, когда был написан этот экспромт, Мартынов, одевавшийся из франтовства по-горски, жаловался на жару.
    Хожалый — младший полицейский чин.
  5. Обращено к кн. Сергею Васильевичу Трубецкому (1814—1859), который, по словам В. И. Чиляева, вел в этот вечер разговор о «пире жизни».
  6. Обращено к кн. Александру Иларионовичу Васильчикову (1818—1881), будущему секунданту на дуэли 15 июля 1841 г. В 1882 г. опубликовал статью «Несколько слов о кончине М. Ю. Лермонтова и о дуэли его с Н. С. Мартыновым», в которой стремился фальсифицировать историю дуэли и оправдать убийцу поэта.
    Велик князь Ксандр. Васильчиков был высокого роста. Экспромт был сказан лунным вечером на пятигорском бульваре, когда тень Васильчикова, беседовавшего с каким-то сановником, «длинной полосой ложилась на песок площадки» (Мартьянов П. К. Дела и люди века. Спб., 1893. Т. 2. С. 153).
  7. Эпиграмма сообщена В. И. Чиляевым. По его словам, была записана мелом на игорном столе после того, как Васильчиков (см. о нем предыдущее примеч.) употребил в разговоре грубое слово.
  8. По сообщению П. К. Мартьянова, эпиграмма произнесена в ответ на чьи-то слова о Мартынове: «Ну что вы хотите, господа, ведь он не Соломон же у нас». Мартынова звали Николай Соломонович.
    Шалим (Солим) — одно из библейских названий Иерусалима.
  9. Дом «вдовы-генеральши» Екатерины Ивановны Мерлини, (р. 1793) был центром светской жизни на водах. Установлено, что Мерлини доставляла информацию жандармским офицерам, наблюдающим за посетителями вод. Мерлини принадлежала к злобным врагам Лермонтова и играла коварную роль в последние дни его жизни. В экспромте упоминается княгиня Эристова, поссорившаяся с Мерлини из-за некоего П. В. Волкова (верный паладин).
    Шотландка, или Каррас, — немецкая колония близ Пятигорска.
  10. П. К. Мартьянов писал (со слов В. И. Чиляева), что эпиграмма относится к калужскому помещику, который привез на воды трех дочек с расчетом выдать их замуж за кавказских офицеров, но, не найдя женихов, оставил дочерей и уехал к себе домой один.
  11. Относится к падчерице П. С. Верзилиной — Эмилии Александровне Клингенберг (1815—1891), впоследствии по мужу Шан-Гирей.
  12. По словам В. И. Чиляева, экспромт сложился во время разговора Лермонтова с комендантом пятигорской крепости полковником Василием Ивановичем Ильяшенковым (гг. рожд. и смерти неизвестны), когда поэт обратился к нему с просьбой продлить курс лечения. После официальной части разговора Ильяшенков стал его журить за шутки и эпиграммы. «Посмотрите, сколько врагов вы себе нажили, а ведь это все друзья ваши были», — сказал он.
  13. Экспромт произнесен во время того же разговора с Ильяшенковым в ответ на слова: «Бросьте все это... ведь они убьют вас!..»
  14. П. К. Мартьянов рассказывает (со слов В. И. Чиляева), что Лермонтов после ссоры с Мартыновым в доме Верзилиных 12 июля 1841 г. произнес этот экспромт. «Молодежь молча переглянулась. Никто не понял, о каком Миллере и Эмме говорил им Михаил Юрьевич. И только после дуэли, когда хоронили предательски убитого поэта, кто-то, кажется Дмитриевский, разгадал смысл сказанных слов. Под именем Миллер были скрыты инициалы поэта — Ми Лер., а под Эмма — инициалы Мартынова — М(эм)а или же инициалы Эмилии ‹падчерицы Верзилиной› и Мартынова: Эм Ма».
  15. Рассказ Раевского о дуэли Лермонтова. Записано В. Желиховской. Н. П. Раевский — кавказский офицер, проводивший лето 1841 г. в Пятигорске, сообщил, что экспромт адресован полковнику Александру Логгиновичу Манзею (ум. 1854).
  16. Относится к падчерице и двум дочерям генеральши Верзилиной — Эмилии Александровне,
    Надежде Петровне (1826—1863) и
    Аграфене Петровне (ок. 1820 — после 1901). Аграфена Верзилина была помолвлена с поручиком Тенгинского пехотного полка В. Н. Диковым (отсюда каламбур: Дикий человек).

Произведения:

Прочее:

Если Вы заметили опечатку в материалах сайта или же какую-то неточность, убедительно просим сообщить об этом по адресу: